Wild Kulbabka
...некоторые вещи кажутся слишком незначительными для Великих, а кошка может знать то, чего не знают Древние Боги (с)
Название: И свершилось правосудие
Переводчик: Wild Kulbabka
Бета: Aksalin
Автор: Dragoness Eclectic (www.fanfiction.net/s/8716030/1/Justice-is-Serve...)
Форма: миди
Вселенная: Transformers (G1 Season 3 с элементами МТМТЕ)
Персонажи: Старскрим, Блицвинг, Скайфайр, Дивизия Правосудия Десептиконов в полном составе; очень легкий намек на Скайфайр/Старскрим
Категория: джен
Рейтинг: NC-17 (предупреждение: насилие, пытки, смерть канонных персонажей)

Старскриму удалось перехватить Блитцвинга в грязном космопорту, который был единственной достопримечательностью жалкого каменистого астероида, расположенного в самом бампере вселенной. Уловив краем оптики приближение меха, Блицвинг потянулся к подпространственному карману, где, как знал Старскрим, трехрежимник прятал оружие. Затем на его лице отразилось облегчение пополам с настороженностью, когда он узнал в приближающемся к нему мехе сикера.
В ближайшей заправке Старскрим заказал две порции того, что в этой дыре считалось топливом, и фланирующей походкой подплыл к Блицвингу.

— А тебя тяжело найти, — с самодовольной ухмылкой проговорил сикер.

Блицвинг окинул взглядом помещение, запоминая входы и выходы.

— А ты выглядишь достаточно здоровым для сгоревшего дотла трупа, — понизив голос, трехрежимник добавил: — Для моего поведения есть причины, — он закончил почти шепотом: — Гальватрон внес меня в список ДПД. Ты тоже в нем.

Расслабленно откинувшись на спинку сиденья, Старскрим вопросительно поднял руки.

— Это еще что такое?

Вздохнув, Блицвинг вынул датапад и вывел на экран видео.

— Гальватрон отыскал где-то древний сквад палачей и назвал их Дивизией Правосудия Десептиконов. Знакомые лица, знакомая работа. Взгляни-ка, это видео стало вирусным в информационных сетях Кибертрона.

Видеоряд открывал крупный план эмблемы десептиконов. Подпись на кибертронском гласила: «Дивизия Правосудия Десептиконов. Дело: Виндталон». Затем камера показала двух огромных и двух просто больших десептиконов и хрупкого изящного меха. Два гиганта — фиолетовый с пластинами тяжелой летной трансформы и светло-коричневый танк — держали неприметного зеленовато-голубого сикера хваткой такой силы, что деформировали несчастному броню. Огромный, но меньше двух первых, десептикон с лицом, закрытым маской в виде фиолетового знака, обернулся к предполагаемым зрителям.

Два мощных танка и мех с тяжеловесной летной трансформой, у двоих из них в корпусах приспособления для мучительной казни, с ними здоровый мех с непонятным типом корпуса и легкий специалист, скорее всего снайпер, если судить по конфигурации корпуса. Все это Старскрим успел подметить. Они казались смутно знакомыми, Старскрим наверняка их знал. В миллионный раз он проклял Гальватрона за то, что тот уничтожил его оригинальный корпус, а вместе с ним — и базы данных.

Тёмно-серый танк проговорил, обращаясь к камере: «Виндталон признан виновным в дезертирстве и предательстве. В обоих случаях приговор — смерть. Он бросил своих товарищей на произвол судьбы, не обеспечив им огневую поддержку перед лицом врага, и само по себе это тяжкий проступок. Предательство заключается в том, что Виндталон крал энергон, с трудом и большими рисками добытый на Земле, энергон, который должен был подпитывать войну, и этим он нанес Делу еще больший урон».
До ужаса медленно приговоренного подтащили к камере. Фиолетовый мех оказался передвижной плавильней, его коричневый товарищ — чем-то вроде дробилки для руды, будь этот минерал на Кибертроне. Трансформирующийся в винтовку мех, очевидно, управлял камерой. Здоровяк с непонятным типом корпуса, к которому крепилось несколько генераторов, как выяснилось, трансформировался в электрический стул. Именно он нанес смертельный удар: расплавил мощными разрядами электричества шлем и корпус — все, что осталось от Виндталона после того, как с ним наигрались другие. Сикер продолжал кричать — подтверждение того, что он оставался жив до последнего момента, когда его метапроцессор вплавился в стенки шлема.

Мех с закрытым маской лицом — он казался слегка расстроенным, ведь ему не удалось принять участие в пытке — вновь обратился к камере: «Десептиконы, вы видели кару за дезертирство, предательство, трусость, бунт, за соучастие в этих преступлениях и подстрекательство к ним, за попытку скрыться или уйти от Правосудия десептиконов. От нас не спрятаться и не сбежать. Мы найдем любого и приведем приговор в исполнение. Только Гальватрон может вычеркнуть имя меха из Списка. Слава Гальватрону!». Видео закончилось. Вместо финальных титров на экране пробежал список имен, первым был Старскрим, затем — Блицвинг и множество других менее известных мехов, Скайфайр среди них
.

Старскрим слегка склонил голову, на лице — выражение средней степени скуки.

— Забавно. Октана в списке нет. Интересно, почему?
С тщательно скрываемой тревогой Блицвинг взглянул на сикера.

— Эм, Скример? Они и за тобой охотятся.

Старскрим ответил презрительным взглядом.

— Ты об этих отбросах? Серьезно, Блицвинг, ты думаешь, что я в последнее время хватку потерял? Я узнал этих шутов: кучка претенциозных садистов, назвавшихся в честь пяти городов, которые некогда первыми захватил Мегатрон. Их сквад принадлежит ко второму классу палачей, тем, кто недостаточно хорош, чтобы с ними возился Спинистер.
Он наклонился к собеседнику, недобро ухмыльнувшись.

— Они могут представлять угрозу, когда нападают впятером на одного, как с этим несчастным сикером. Но, — шепотом продолжил Старскрим. — Ты и я вполне можем разделаться с ДПД и их «Списком».

Блицвинг взглянул в оптику Старскрима.

— Охотиться вместо того, чтобы прятаться? Шлак, идея мне нравится, но что делать с двумя здоровыми мехами и снайпером? Я, знаешь ли, старею и становлюсь излишне осторожным.

— Ах, Блицвинг, Блицвинг, — проурчал Старскрим. — Они только что сами показали нам, как работают, а я к тому же смогу достать досье на каждого из них. Они совершили очень большую ошибку, Блицвинг, внесли не те имена в свой жалкий список. К тому же я не могу позволить им запугивать и терроризировать моих потенциальных рекрутов. Казалось, Блицвинг все еще сомневается. Он снова прокрутил видео, внимательно изучая каждого из мехов.

— Что ты скажешь о лидере? Похож на что-то вроде танка.

Старскрим нахмурился.

— Это Тарн. Танк, две плазменных пушки, умен, обладает редкими способностями. Сейчас не вспомню, какими точно, но все равно я, скорее всего, лично займусь им, — он снова недобро улыбнулся. — Выше нос, Блицвинг! Ты ведь помнишь, чем еще, кроме командования авиацией, я занимался?

— Был самой большой процессорной болью Мегатрона? Эй, шучу, помню я, — улыбка Блицвинга обещала страдания и боль вставшим на его пути мехам. — Но сейчас у тебя нет большой пушки.

— Одолжу одну из твоих, — с ядовитой ухмылкой ответил Старскрим.

— У тебя есть план, скажи, что делать мне. В этот раз я с тобой, — Блицвинг поднял стакан с дымящимся напитком в шутливом подобии тоста.

— Я польщен, Блицвинг. Ценю твою веру в меня, — холодно прокаркал Старскрим. — Прежде всего, подберемся вплотную к этому шлаку, но постараемся не наследить, чтобы они нас не вычислили. Заляг на дно: никаких драк или конфликтов, молчание по всем радиочастотам и так далее. До нужного момента исчезни с лица вселенной.
— Трудноосуществимо без собственного транспорта, — проговорил Блицвинг. — А наемные пилоты болтают слишком много.

— К счастью, у меня есть личный транспорт, — улыбнулся Старскрим, когда они выходили из заправки. — К тому же, мне необходима химическая лаборатория и хорошая информационная база — нам придется подобрать подходящую звездную систему и планету. Необходима планета с горячей магнитосферой и большим количеством металлических образований. Хорошо еще, что у меня есть доступ к лучшей в этой части вселенной базе данных. Остается только лаборатория, но я достану все необходимое там же, где и досье.

###


Блицвинг рассматривал «личный транспорт» Старскрима.

— А знаешь, мне до боли знаком этот довоенный кибертронский шаттл, — трехрежимник оглянулся в поисках нежелательных свидетелей. — Или следует говорить: мех с трансформой шаттла?

Старскрим только в очередной раз ухмыльнулся.

Небольшой белый шаттл для межзвездных перелетов с тихим шипением гидравлики откинул передний трап. Когда Старскрим с Блицвингом поднялись по трапу, внутренняя система оповещения проговорила голосом Скайфайра: «Добро пожаловать на борт, Блицвинг».

###


— Скайфайр, мне нужна планета.

— И что ты собираешься с ней делать?

— Понаблюдаю за местной природой, оценю рост уникальных видов экзотической флоры, пущу энергоновую слезу при виде сияющей утренней атмосферы и расставлю смертельную ловушку для пяти головорезов-садистов, которых во имя общего блага необходимо убить.

— Я не позволю втягивать в это аборигенов, Старскрим.

— Если на планете не будет разумных существ, я смогу выполнить это условие.

— Какая конкретно планета тебе нужна?

— Что-нибудь с горячей магнитосферой и активной звездой, с атмосферой достаточно плотной и горячей для того, чтобы создавать термальные инверсии, и с множеством заземленных металлических образований. Также мне необходимо иметь возможность летать в местной атмосфере и при необходимости найти укрытие на поверхности. Если подходящая планета находится на расстоянии не слишком многих парсеков от нас — будет просто идеально.

— Просматриваю свою исследовательскую базу. Заземленные металлические образования? Один из твоих поклонников использует ионное оружие как у Силверболта?

— Что-то вроде этого.

— Посмотри вот эту. Помню, во время первой экспедиции туда у меня были проблемы с электромагнитными импульсами, излучаемыми местной флорой.

— Электромагнитные растения? Скай, дай посмотреть! Ого, мне нравится это место.

###


— Старскрим, это действительно полициклическая структура энергона?

— Да, Скайфайр, хотя это только промежуточный результат.

— Этот твой результат несет очень высокий заряд энергии и крайне нестабилен.

— Так и есть. Но нужно еще немножко увеличить заряд.

— И для этого ты добавляешь в структуру молекулы азота?

— Да. Не подбивай меня под локоть.

— Знаешь, я лучше понаблюдаю за твоими опытами с орбиты.

— Не волнуйся, соединения стабилизируются, когда я кристаллизирую этот энергон с энергоном, который обычно используют в боевом оружии! Скайфайр… Скайфайр? Эх, не думал, что он так быстро может переместиться на орбиту.

###


Каон напал на след Старскрима в системе Мандала примерно в то же время, когда доступные сведенья о Блицвинге свелись к слухам и звездному сиянию. Блицвинг был важен, но Старскрим гораздо важнее, к тому же была возможность отследить его перемещения до конечной точки. Они не смогли засечь искровую метку бывшего Командующего авиацией, но оказались действенными старинные методы расследования. Перевозчик топлива рассказал о том, что продал свой товар в упомянутой системе достаточно характерному бело-сине-красному экс-десептикону. Покупатель, как не преминул сообщить все тот же перевозчик, без особого успеха залечивал полученное в бою ранение.

Тарн внутренне усмехнулся. Их добыча ранена и, скорее всего, неспособна на долгий перелет, к тому же даже в лучшей своей форме Старскрим не мог превысить скорость света. Все, что необходимо: разогнать из намеченного квадранта транспорт и грузоперевозчиков, и печально известный Командующий окажется в ловушке, а у них будет возможность вдоволь поохотиться.

Время пришло.

###


Солнце, вокруг которого вращалась Мандала IV, было активной звездой класса А5. Бури на ее венчике, пересекаясь с мощным магнитным полем планеты, создавали впечатляющие и шумные вспышки в атмосфере. Захватывающее зрелище, которое, тем не менее, сводило на нет любые попытки прощупать планету датчиками дальнего действия, и вмешивалось в работу систем сообщения. Сама планета являла собой безжизненную пустыню, в которой выточенные ветром пустоши перемежались с лишенными жизни и воды оврагами и кавернами.

Шаттл ДПД приземлился на высокогорном плато. Выехав в трансформе танка, Тарн развернулся в меха.

— Старскрим. Лишенный полномочий легендарный Командующий авиацией десептиконов, правая рука Мегатрона… мятежник, предатель и враг Лорда Гальватрона. Его попытки уйти от правосудия, инсценировав собственную смерть[1], потерпели неудачу в первую очередь благодаря его собственному раздутому самолюбию. Для бывшего Командующего оказалось невыносимым прятаться под видом безвестного солдата-нейтрала. Как выяснилось, в секторе Денеба он охотился на пиратов, отбирая у них добычу. При этом он продолжал носить собственные цвета и эмблему десептиконов. Я думаю, он заслуживает уважения хотя бы за то, что у него хватило гордости не сменять символ дела, которому он некогда служил верой и правдой…

— Когда мы его поймаем? — вклинился Тезаурус, спускаясь вместе с Хелексом и Восом по пологому склону вслед за Тарном.

Тарн с неодобрением посмотрел на Тезауруса, затем повернулся к Хелексу:

— Подними Воса в воздух, и постарайтесь взять след Старскрима. Мы визуально засекли его с орбиты, он питается низкокачественным энергоном, продукты распада которого видны даже без датчиков. Несмотря на то, что системы обнаружения здесь сбоят, и Каон не может засечь его искровую метку, химические отходы, которые он выделяет, должны быть заметны за много миль. Как низко могут пасть некогда могущественные! Такова расплата за предательство: голод и полная деградация.

Вос растянулся поверх кабины Хелекса, когда тот трансформировался и с ревом турбин поднялся в воздух. Пропев несколько мелодичных слов на древнекибертронском, Вос указал на восток. Рыкнув турбинами, Хелекс рванул в указанном направлении. Тарн жестом позвал остальных в шаттл, затем, трансформировавшись, въехал на борт. Каон все еще не мог вычислить искровую метку бывшего Командующего, но Вос почувствовал в воздушных течениях слабый запах жженых контаминантов из низкокачественного топлива, которым вынужден был питаться Старскрим.

Вос вновь издал тонкую трель и указал куда-то вдаль. Разноцветные вспышки окрасили небо, и радар нещадно заглючило, но даже без него невозможно было не узнать красно-голубые цвета бывшего Командующего авиацией. Их цель летела над каменистой пустошью, то появляясь, то пропадая между холмов и каньонов. Поднимающийся от земли жар подергивал Старскрима дрожащей дымкой.

— Он пытается скрыться от нас в путанице наземных образований. Умно — если ему удастся приземлиться — но я и не ожидал меньшего от того, кто некогда занимал пост Командующего авиацией. Не спускайте с него оптики, пока у Воса не будет возможности выстрелить. Ему не сбросить нас с хвоста, пока он питается сцеженными топливными объедками, но он может на неопределенное время затянуть операцию. Хелекс, подстрели его из Воса! — скомандовал по радиочастоте шаттла успевший развернуться в меха Тарн.

Приземлившись, Хелекс трансформировался, в тот же миг ему в руки упал сложившийся в винтовку Вос. Уперев приклад в плечо, он прицелился в дрожащий в дымке контур Старскрима и, улыбнувшись, медленно нажал на курок.

Вырвавшийся из ствола разряд, рванулся вперед и, казалось, только слегка задел сикера. Расстояние и жаркое марево не давали возможности оценить ущерб, но Старскрим качнулся на лету, попытался выровнять траекторию и в плоском штопоре рухнул вниз, скрывшись из виду за гребнем холмистой гряды.

— Упал. Пора удостовериться в том, что Командующий авиацией больше не поднимется. Приземляемся на вершине одного из тех холмов, — трансформировавшись в танк, Тарн подъехал к трапу шаттла. Его аудиосистема играла классический победный марш.

Равнина за грядой оказалась лоскутным одеялом из каньонов и каменных пиков. Беспорядочно перекрученные заросли ползучих металлических растений цеплялись за стены каньонов. Как выяснилось, на Мандале IV все-таки существовала жизнь. Старскрима нигде не было видно.

— Там, — указал Каон. Бледно-голубые росчерки тянулись вниз по стене ближайшего к ним каньона. — Он упал туда.

— «Нас обманули», — процитировал развернувшийся в меха Тарн. — Это восклицание Мегатрона никогда не было столь уместно, как в случаях со Старскримом. Его там нет, это обманный маневр для того, чтобы мы потратили время на прочесывание каньонов. Но он прикоснулся к этому месту и совершил фатальную ошибку. Мы сможем взять свежий след. Вос, отследишь с того места направление, в котором идет химический запах.
Вос свесился с края каньона, к которому не рискнули подойти его более тяжелые товарищи, и начал сканировать местность, поворачивая шлем туда и…

Вжик!

Голова Воса отлетела в сторону, отделенная от тела выпущенными из-за спин ДПД двумя лазерными разрядами. Тарн начал оборачиваться в направлении выстрела.

— Меня ищете, дилетанты? — на вершине высокого каменистого пика в тени экзотических местных растений стоял Старскрим: руки все еще подняты, наплечные винтовки дымятся, на корпусе ни следа ранений, а на лице зловещая ухмылка. — Восу следовало быть более осмотрительным, в конце концов, он был ученым в достаточной мере для того, чтобы знать, как действует термальная инверсия. Для тех из вас, кому не посчастливилось приобщиться к науке, объясняю: мираж, — улыбка сползла с лица сикера, а оптика сузилась. — Вам всем следовало быть более осмотрительными, и не охотиться за мной!

Тарн трансформировался в танк.

— Вос промахнулся, мы попали в засаду. Каон, взять его!

Каон выбросил вперед руки, запуская в Старскрима двойной разряд электричества.

Сикер метнулся за покрытый металлическими побегами выступ скалы.

Хелекс поднялся в воздух.

Каона подкинуло, когда пущенный им разряд заземлился через металломагнитное растение. Старскрим зажал руками аудиодатчики, пробормотав что-то вроде: «Ох, электромагнитным растениям очень не нравится такое поведение… три… два… один…».

Бум!

Растение вернуло излишний накопленный разряд, выпуская электромагнитный импульс, который перегрузил аудиодатчики и радиочастоты в ближайшем радиусе. Генераторы на корпусе Каона поймали мощный импульс, и мех рухнул на колени.

Старскрим, сверкая статическими разрядами на шлеме и кончиках крыльев, разрядил в Каона винтовки, жестоко и эффективно отключая электрическую систему меха.

Сикер пропустил нанесенный в спину удар Хелекса. Рухнув на землю, он поймал схемами остаточные электромагнитные импульсы. Бывший исследователь, он был создан для межзвездных перелетов, защищен от негативного воздействия электромагнитных полей и разрядов, но мощные импульсы местной флоры достали даже его.

Гигантский мех поднес Старскрима к заслонке плавильни.

Лицо сикера перекосило от боли, оптика расширилась. Ракетные установки на его корпусе не отвечали на команды, их схемы закоротило от слишком мощного электромагнитного импульса. Он начал перезапуск собственных оружейных систем, надеясь, что реинициализация сможет — нет, просто обязана — вернуть схемы в исходный рабочий режим.

Тем не менее, пока оружие оставалось в нерабочем состоянии, Хелекс успел запихнуть сикера в свою плавильню. Заработала индукционная печь, меняя магнитные поля и превращая корпус Старскрима в цельный нагревательный элемент.

— Только не лицо! — прокричал сикер, чувствуя, как размягчается тоненькая поверхность лицевой пластины. Строение его корпуса давало защиту от жара, идущего снаружи, но никак не изнутри. Происходящее слишком сильно напоминало Старскриму то, как он горел в плазменном разряде из пушки Гальватрона… только гораздо медленнее. Невыносимо медленнее. Если он срочно что-либо не предпримет…

— Нет! — извернувшись, сикер пнул ногой заслонку плавильни.

Забавляясь рывками Старскрима, Хелекс рассмеялся. Его плавильня была надежно укреплена, и внутренний жар очень скоро выплавит силы и желание сопротивляться даже из бывшего Командующего. Ни одной жертве не удалось вырваться из Хелекса до того момента, когда он добровольно выпускал её оплавленные останки.

От жара мысли Старскрима замедлялись и путались, но его сознание оставалось сфокусированным как лазер на том, чтобы выбраться из плавильни прежде, чем высокая температура дестабилизирует пару специальных ракет. Крутнувшись, он уперся ногами в керамическое покрытие задней стенки плавильни, вжался плечами и шлемом в армированное стекло внешней заслонки… шлак, схемы отказывают, придется давать вербальные команды.

— Клиновоздушный двигатель! — каблуки-турбины Старскрима трансформировались для полета и, полыхнув, толкнули сикера наружу. Заслонка на груди Хелекса взорвалась градом осколков, пулей вылетевший из нее Старскрим выписал в воздухе еще несколько безумных петель прежде, чем, отключив турбины, рухнуть на четвереньки. Он облегченно выдохнул — наконец-то удалось запустить ракетные установки.

— Как раз вовремя, — пробормотал сикер, заизвивавшись, когда его снова перехватил Хелекс. Пластины нагрудной брони Старскрима раздвинулись, выплюнув две ракеты прямо в плавильню. Выгнувшись в гигантском кулаке, ему удалось упереться турбинами в сопло Хелекса.

Гигант сильнее сжал руку, чувствуя, как сикер выскальзывает из захвата, и фыркнул:

— Моя плавильня изнутри покрыта броней. Ты думаешь, у других не было бомб? Скан показывает, что у тебя нет фотонного оружия[2], так что…

То, что Хелекс собирался сказать дальше, осталось неизвестным, так как Старскриму наконец-то удалось с надсадным визгом турбин вырваться из его хватки в тот самый момент, когда заряд в ракетах сдетонировал от индуктивного жара плавильни.

Хелекс взорвался. Ударная волна была настолько мощной, что сопровождавший ее звук находился за пределами слышимости. Части огромного корпуса разлетелись на мили вокруг. Поток воздуха сбил с ног Старскрима, раскидал остальных. Крупно дрожа, сикер попытался встать только для того, чтобы снова рухнуть на землю. Его покореженные крылья почернели, он медленно подполз к скале и, уцепившись за каменный выступ, рывком поднялся на ноги. По стеклу золотистого кокпита бежали трещины.

— У гексанитрогексаэнергоновюрцитана есть одна полезная особенность: сканирование не квалифицирует его как фотонное соединение. А еще его дестабилизируют высокие температуры.

Тарн выстрелил из обеих пушек, начисто отрывая израненное левое крыло Старскрима, и трансформировался в меха.

— Поверь, Старскрим, мы не хотим тебя слышать. Взять его, Тезаурус!

Сикер заорал от боли, когда огромный мех схватил его за обломок левого крыла. Широко раскрыв оптику, он цеплялся за броню Тезауруса, пытаясь избежать неумолимо приближающегося зева дробилки…

Бум!

Откуда-то из-за левого плеча Старскрима вылетел крупный снаряд и, попав точно в дробилку, проделал в корпусе Тезауруса большую дыру…

Сикер выпрямился в сжавшей его руке, будто добровольно оказывая содействие собственному палачу…

Бум!

Второй снаряд просвистел там, где миг назад была голова Старскрима, и впился точно в перекрестье Х-образного шеврона на лице Тезауруса, разрывая в мелкие осколки шлем меха.

— Пометил крестиком мишень, — фыркнул сикер.

Старскрим освободился из беспорядочно мечущихся рук умирающего корпуса и шлепнулся на землю, всхлипывая от боли. Розоватый энергон и разноцветная смазка сочились из оторванного крыла, зеленый хладагент тонкой струйкой бежал по лицу из рассечения на шлеме. Силой заставив себя взглянуть в оптику Тарну, сикер ухмыльнулся.

Метнувшись вперед, Тарн подхватил Старскрима и закрылся израненным бывшим Командующим от неизвестного стрелка, притаившегося в холмах. Скрючившись за выступом скалы, он выискивал в каньонах и пиках признаки союзника сикера. Его пушки ныли от скопившейся в них мощности, белое сияние готового вырваться разряда создавало вокруг спрятавшихся за скалой мехов светотень. Тихо играла музыка — старинный кибертронский реквием.

Стрелок, оказавшийся массивным фиолетово-серым танком, медленно ехал к ним по гребню ближайшей скалы.

— Блицвинг! — воскликнул Тарн, и мелодия в его динамиках набрала мощь, достигнув крещендо. — Два предателя по цене одного. И почему вы все не соберетесь в одном месте, чтобы я мог покончить с вами за раз! Как тогда, Старскрим, когда целый Сенат собрался ради тебя и твоих сотриадников, добровольно, пусть и не ведая, придя на собственную казнь…

— Тарн, ты не заметил, что у тебя закончились мехи? — прервал его Старскрим голосом полным статики. Горелая смазка сочилась из уголка его рта, но сикер продолжал ухмыляться. — Нас двое, из вас полноценно функционирует только один — я сделал все для того, чтобы Каон еще долго не смог подняться: полностью разрядил в него нуль-винтовки.

Тарн снисходительно улыбнулся покореженному сикеру.

— В данный момент я вижу только одного. Ты тяжело ранен и едва функционируешь. Какая ирония: вместо того, чтобы позволить Восу, Хелексу, — с каждым именем Тарн усиливал хватку на предплечьях Старскрима, сминая металл. — Каону, Тезаурусу выполнить свой долг, ты все сделал сам. То, чем ты прикончил Хелекса, едва не убило тебя самого, сейчас ты, скорее всего, даже трансформироваться не сможешь, — по тону Тарна можно было определить, что, по его мнению, это одно из самых страшных увечий. — Ты был рядом с тем электромагнитным растением, и тебя поджарило не хуже Каона. Тезаурусу даже не понадобилось перемалывать твои крылья, ты сам дал возможность мне их отстрелить. Мегатрон хорошо тебя знал: ты не видишь картины целиком, стремишься одержать незначительную победу тут и там, не замечая, как проиграл войну! Ты проиграл. Казни, твоя и Блицвинга, хорошенько напугают предателей и дезертиров. И это достойная цена за жизни моей команды.
Думаешь, Блицвинг успеет тебя спасти? Ты уверен, для того, чтобы взорвать тебя, мне понадобиться встать, дав Блицвингу возможность выстрелить. Ты очень сильно ошибаешься. Знаешь, что у меня есть кроме пушек? Я вооружен словом, могу буквально заговорить тебя до смерти. Да, звучит претенциозно, но так и есть. Даже сейчас, пока я говорю с тобой, твои внутренний системы замедляются под действием моего вокального резонанса. И чем тише я говорю, тем медленнее их работа, а постепенно потухнет и твоя искра…

Старскрим холодно рассмеялся:

— Тарн, да ты слишком много болтаешь! Ты эти сказки рассказываешь всем своим жертвам?

Под действием голоса Тарна его искра действительно затухала, но оружейные системы продолжали работать.

Старскрим вскинул руку, упирая дуло винтовки в левую оптику Тарна, и выстрелил. Мех рухнул, а от корпуса Каона к Старскриму метнулся турболис…

Только для того, чтобы быть раздавленным гусеницами Блицвинга. Трехрежимник трансформировался.

— Выглядишь как шлак. Неужели обязательно было веселиться в одиночку, Скример?

Сикер столкнул с себя корпус Тарна, неуверенно и с трудом поднялся на ноги. На внутренние экраны высыпали предупреждения о повреждениях, и сикер себя чувствовал действительно как шлак, причем как шлак раскаленный и размазанный по асфальту колесами Мотормастера. Он нетерпеливо перезапустил кричащие об оффлайне системы и взглянул на Блицвинга.

— Не жалуйся! Ты лично прикончил Тезауруса, и при этом тебе не отстрелили крылья, и половину корпуса не разломали. Скайфайр перепугается как последняя киберкисонька, когда меня увидит. К тому же, Каон скорее всего еще жив, так же как и Тарн. Твой меч при тебе?

— Разумеется, — широко ухмыльнулся Блицвинг, доставая клинок.

Старскрим стер заливающую оптику смазку и задумчиво проговорил:

— Интересно, кто-нибудь еще помнит, что до того как стать Командующим авиацией я был личным ассасином Мегатрона?

Взглянув на мертвых и умирающих, Блицвинг пожал плечами.

— Не думаю.

— Отлично. Именно к этому я и стремился, — улыбнулся Старскрим.

Блицвинг вернул ему улыбку и принялся за работу.

###


Новое видео распространялось со скоростью света по каналам и форумам в информационных сетях Кибертрона. Его, не отрываясь, смотрели как десептиконы всех фракций, так и многие автоботы. Камера показывала монитор, на котором транслировался бесславный конец печально известных членов ДПД. Вид на нижнюю часть монитора закрывало широкое серебристое крыло, расцвеченное красными и голубыми росчерками. Видео закончилось, и обладатель крыла обернулся лицом к камере. Нетрудно догадаться, что это был Старскрим, починенный и заново покрашенный.

«Во время Великого Стаза Шоквэйв упразднил сквады палачей, и тому была веская причина: этот шлак только бестолку тратил энергон», — говоря это, Старскрим небрежно выбросил на стол перед собой повторяющую эмблему десетипконов маску Тарна.

«Сказанное касается как энергона, служившего им топливом», — за маской Тарна последовало простреленное в двух местах шипастое лицо Воса. — «Так и энергона их жертв», — искореженный осколок темного шлема. — «Мегатрон не стал возрождать сквады по той же причине: у нас слишком мало солдат для того, чтобы делать из некоторых примеры для устрашения».

На стол лег сильно погнутый Х-образный шеврон.

«Гораздо более действенны различные методы «убеждения» или в крайнем случае — перепрограммирование».

Последним на стол упал крестообразный нашлемник Каона.

«Десептиконам — истово преданным новому режиму и здравомыслящим мехам, способным определить, кому на самом деле стоит присягать на верность — скажу одно: у вас есть два варианта для выбора. А глупцу, который решил, что Дивизия Неправосудия Десептиконов — хорошая идея, стоит знать, что очень скоро ему понадобится гораздо больше мехов».


###


Примечания автора: [1] Ну какой уважающий себя десептиконский палач поверит во всю эту сверхъестественную чушь про Старскрима-призрака? Ведь совершенно очевидно, что сикер каким-то образом инсценировал собственную гибель.

[2] Кибертронский эквивалент слова «ядерный».

Мехи из Дивизии Правосудия Десептиконов взяты из комиксов IDW, а первый сквад палачей под предводительством Спинистера имел место в комиксах Marvel. Виндталон — оригинальный персонаж, он был подельником Дасквинга, главного героя другого цикла моих историй. Трактовка всех остальных персонажей дана на основе G1.
База досье и химическая лаборатория, о которых упоминает Старскрим, находятся на Немезиде ІІ — старой покинутой десептиконами подводной базе на Земле. Прототип гексанитрогексаэнергоновюрцитана — существующий в реальной жизни гексанитрогексаазаизовюрцитан, вещество, которое можно стабилизировать, смешав с жидким тротилом.
«Cyberkittuns» («киберкисонька» — прим. пер.) — не опечатка, а аллюзия на Кордвейнера Смита.

Примечания переводчика: Оригинальное название фика — «Justice is Served» — отсылка к пословице о мести, которую лучше подавать холодной. В отличие от английского в русском языке нет укороченного варианта этой пословицы, а полный смотрелся бы очень громоздко в названии. Поэтому я позволила себе некоторую вольность в переводе заголовка.

ДПД или Дивизия Правосудия Десептиконов — мой вариант перевода DJD (Decepticon Justice Division).

@темы: фанфикшен, перевод, законченное, Transformers